Это – НЕ христианство! (Ч.17)

  • Просмотров: 291

Церковь Московской Руси

Во время ордынского ига римское папство проявило экспансию на Русь. Папа Римский призвал Орден меченосцев к походу на Русь для насильственного обращения в «истинную» веру. Эти попытки были пресечены Александром Невским. После военных неудач папа Римский отправил посольство на Русь уже с мирным предложением принять католичество; при достижении согласия обещалась военная помощь против татар, но договор не состоялся.

В 1274 г. во Владимире открылся Собор, на котором постановили, что все беды Русской земли проистекали от утери верности духу Церкви и забвения правил святых отцов.

1 Слово, которое было к Иеремии о всех Иудеях, живущих в земле Египетской… 2 так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вы видели все бедствие, какое Я навел на Иерусалим и на все города Иудейские; вот, они теперь пусты, и никто не живет в них, 3 за нечестие их, которое они делали, прогневляя Меня, ходя кадить и служить иным богам, которых не знали ни они, ни вы, ни отцы ваши. 4 Я посылал к вам всех рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра, чтобы сказать: "не делайте этого мерзкого дела, которое Я ненавижу". 5 Но они не слушали и не приклонили уха своего, чтобы обратиться от своего нечестия, не кадить иным богам. 6 И излилась ярость Моя и гнев Мой и разгорелась в городах Иудеи и на улицах Иерусалима; и они сделались развалинами и пустынею, как видите ныне. 7 И ныне так говорит Господь Бог Саваоф, Бог Израилев: зачем вы делаете это великое зло душам вашим, истребляя у себя мужей и жен, взрослых детей и младенцев из среды Иудеи, чтобы не оставить у себя остатка, 8 прогневляя Меня изделием рук своих, каждением иным богам в земле Египетской, куда вы пришли жить, чтобы погубить себя и сделаться проклятием и поношением у всех народов земли? 9 Разве вы забыли нечестие отцов ваших и нечестие царей Иудейских, ваше собственное нечестие и нечестие жен ваших, какое они делали в земле Иудейской и на улицах Иерусалима? 10 Не смирились они и до сего дня, и не боятся и не поступают по закону Моему и по уставам Моим, которые Я дал вам и отцам вашим. 11 Посему так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я обращу против вас лице Мое на погибель и на истребление всей Иудеи 12 и возьму оставшихся Иудеев, которые обратили лице свое, чтобы идти в землю Египетскую и жить там, и все они будут истреблены, падут в земле Египетской; мечом и голодом будут истреблены; от малого и до большого умрут от меча и голода, и будут проклятием и ужасом, поруганием и поношением. 13 Посещу живущих в земле Египетской, как Я посетил Иерусалим, мечом, голодом и моровою язвою, 14 и никто не избежит и не уцелеет из остатка Иудеев, пришедших в землю Египетскую, чтобы пожить там и потом возвратиться в землю Иудейскую, куда они всею душею желают возвратиться, чтобы жить там; никто не возвратится, кроме тех, которые убегут оттуда. 15 И отвечали Иеремии все мужья, знавшие, что жены их кадят иным богам, и все жены, стоявшие [там] в большом множестве, и весь народ, живший в земле Египетской, в Пафросе, и сказали: 16 слова, которое ты говорил нам именем Господа, мы не слушаем от тебя; 17 но непременно будем делать все то, что вышло из уст наших, чтобы кадить богине неба и возливать ей возлияния, как мы делали, мы и отцы наши, цари наши и князья наши, в городах Иудеи и на улицах Иерусалима, потому что тогда мы были сыты и счастливы и беды не видели. 18 А с того времени, как перестали мы кадить богине неба и возливать ей возлияния, терпим во всем недостаток и гибнем от меча и голода. (Иер.44:1-18)

Пока Орда была сильна, московские князья заискивали перед ханами, выполняя все их желания. Но как только в Орде начались усобицы и она ослабела, князья переменили свое обращение с татарами, подняли голову и начали бороться с ними. В Москве идет усиленное строительство каменных храмов. После смерти митрополита Петра духовенство начало усиленно распространять сведения о чудесах, якобы происходящих у его гробницы. Вскоре митрополит Петр был объявлен святым и Москва, таким образом, еще не став стольным городом, сделалась общерусским церковным центром: имея митрополита и своего святого.

Собирая уделы, московские князья без церемоний перевозили к себе наиболее почитаемые святыни. Москва как бы отбирала у подвластных ей князей и городов их «небесных покровителей». В Москву были перевезены наиболее почитаемые иконы – икона Владимирской Богоматери и другие. Отнятые иконы москвичи торжественно встречали за посадами города. Встречи превращались во всенародные праздники, а в дальнейшем на этих местах ставили памятные церкви, часовни и монастыри.

Период истории XV – XVII вв. был отмечен образованием Российского государства и утверждением самостоятельности Русской церкви.

В 1454 г. пал Константинополь. Русское духовенство считало, что теперь только Русская церковь есть «последнее православное царство» и только она отвечает за судьбу православия во всем мире. Москва как бы заняла место двух уже павших христианских столиц – Рима и Константинополя (Рим, как «Первый», в 476 г. захватили варвары; Константинополь, как «Второй», - захватили турки). Поэтому Москву стали назвать «Третьим Римом». «Этот Рим и будет последним, - утверждали московские иерархи, - ведь не за горами предвещенный Библией конец света». По мнению церкви, именно Москве суждено было одержать духовную победу с силами зла, поскольку Московская Русь – единственная независимая православная страна. Кратко эту идею сформулировал псковский монах Филофей, писавший Василию III: «Все христианские царства сошлись в одно твое…. Два Рима пали, а Третий стоит, Четвертому же не бывать». Москва стала преемницей Византии.

История Русской церкви не знала Реформации. Но из этого не следует, что внутреннее развитие церкви не порождало каких-либо инакомыслий. Так, например, уже в 1004 г. в Киеве появился монах Адриан, который хулил православную церковь, её уставы, иерархию и иноков; а в 1125 г. на юге России явился другой подобный же еретик, Дмитр, отвергавший также обрядность в церкви. Следует сразу же уточнить, что не всегда слово «хулил», вышедшее из уст священников, нужно понимать буквально, ибо они любое сомнение в православном каноне с готовностью преподносят как «хуление». До наших дней сохранилась книга «Слово о лживых учителях» написанная в XIII в. неизвестным автором. В этой книге под «лживыми учителями» понимается церковная иерархия. Она изобличается в корыстолюбии, праздности, прислужничестве богатым, а главное – в сокрытии слова Божия, евангельского учения от народа. Автор выдвигает требование на право мирян быть учителями веры, доверяя простому человеку толкование священного Писания.

Первой открытой ересью в церкви была стригольническая (происхождение и смысл названия «стригольники» не установлены). Представители низшего духовенства, ремесленники и купцы Пскова и Новгорода протестовали против корыстолюбия и невежества духовенства, отрицали церковные таинства, требовали для мирян права на религиозную проповедь. Некоторые из них не принимали учения о воскресении. В 1375 г. церковный суд присудил руководителей стригольников к казни. В XV в. новая волна инакомыслия поднялась в Новгороде, Пскове, Москве, Твери. Представителей этой ереси прозвали жидовствующими за их обращение к Ветхому завету. Их учение во многом было сходно с заблуждениями стригольников; кроме того они отвергали догмат о триединстве Бога. В 1504 г. наиболее активные еретики были сожжены на кострах в Москве, многие бежали и скрылись. В связи с умножением инакомыслящих в церкви, монастыри с XV в. стали приобретать еще одно назначение – функцию застенков. Теперь многих еретиков стали объявлять одержимыми и заточать в монастырские подвалы на «смирение».

Со времени падения Константинополя и перемещения центра православия на Русь, Русская церковь стремится к поднятию своего авторитета в христианском мире. На соборах решаются самые разнообразные вопросы по благоустройству жизни церкви.

В 1551 г. был созван собор «Стоглавый» (вопросы, которые обсуждались на нем, делились ровно на 100 глав). В постановлениях этого собора мы видим многие негативные стороны из жизни духовенства, а также строгие запреты, направленные на охрану русского православия.

Прежде всего на соборе был утвержден «Судебник». По принятым законам суд принадлежал царю и боярам; церковные дела подлежали суду епископов и митрополита. В «Судебнике» полагаются пытки, телесные наказания, смертная казнь, чего не было в «Русской Правде» Киевской Руси, - татарское владычество немало содействовало грубости и жестокости нравов. Новый «Судебник» окончательно узаконил крепостное право, которое на долгие столетия повергло русских крестьян в нищету и обозленность, в произвол и бесправие.

Далее Стоглавый собор рассмотрел вопросы внутрицерковного порядка, связанные с жизнью и бытом  низшего духовенства, с исполнением церковной службы. Собор передает нам неприглядную картину невежества, порочности и грубости русского духовенства, которое недостойным своим поведением отнюдь не служило примером для прихожан. «Попы и церковные причетники, - говорит сам царь на соборе, - всегда пьяны и без страха стоят и бранятся, и всякие речи неподобные всегда исходят из уст их, и миряне, видя их бесчиние, гибнут, ибо то же творят». Пороки священников, небрежное выполнение церковных обрядов, - все это вызывало в народе отрицательное отношение к служителям церкви, порождало инакомыслие. Чтобы пресечь эти опасные для церкви явления, был создан особый институт протопопов, поповских старост и десятских священников. Все они обязаны были неустанно надзирать за тем, чтобы священники и диаконы исправно исполняли богослужение: «в церквях стояли бы со страхом и трепетом, читали там Евангелия, Златоуста, жития святых и прочие святые душеполезные книги; служили молебны о царском здравии, а не бранились и не сквернословили бы, и пьяными бы в церковь и во святой алтарь не входили, и до кровопролития не бились бы». Осуждению собора опять подвергалась симония. Епископам повелевалось поставлять архимандритов и игуменов, попов и диаконов «без мзды». Церковные иерархи были явно обеспокоены ростом недовольства среди низшего духовенства, которое жаловалось на своих владык (епископов) о несправедливых поборах. Была сделана попытка принять в расчет и настроения простых верующих, обираемых священниками. Была установлена твердая пошлина за совершение обряда бракосочетания.

Особой критики на соборе подверглось монашество. Отмечалось, что в монахи постригались «покоя ради телесного, чтобы всегда бражничать»; среди них (монахов) царит «упивание безмерное», разврат, «содомский грех»; у игуменов и архимандритов «по кельям везде жонки и девки небрежно приходят, а мальчики молодые по всем кельям живут невозбранно»; монахи обитают в одних монастырях с монахинями, со всеми вытекающими отсюда для «ангельского чина» соблазнами; «отцы-пустынники» ходят с иконами, якобы собирая деньги на постройку монастыря, а на самом деле затем, чтобы их пропить. Собор принимает ряд мер, направленных на укрепление аскетического начала среди монашества. Пить монахам разрешалось «житные и медвяные квасы» и «фрязские вина», если где раздобудут, притом в меру, «во славу Божию, а не в пьянство».

Стоглавый собор унифицировал церковные обряды, ввел запреты на многие стороны народной жизни. Он официально узаконил под страхом анафемы двухперстное сложение при совершении крестного знамения (на это решение позднее ссылались старообрядцы в оправдание своей приверженности старине). Под страхом наказания запрещалось читать еретические (отреченные) книги, общаться с иностранцами. Священникам предписывалось контролировать повседневный быт людей – отвращать от брадобрития, от шахмат, от игры на музыкальных инструментах; преследовать скоморохов.

Помогли ли церковные соборы привитию христианского духа простому русскому народу? Отмечались ли нравы и обычаи православного царства миром, добропорядочностью, верою и любовью?

Вот что повествует нам современник о русских людях XV-XVI вв. Люди ревностно соблюдали все посты, посещали все богослужения в храмах. Перед иностранцами русские всегда похвалялись, что они только одни христиане, а иностранцев (католиков) – осуждали, как отступников от первобытной церкви и древних святых установлений. «В торжественные дни (праздники Рождества, Пасхи и другие) после обедни, - пишет современник, - люди надевают пышную одежду и бражничают; и черный люд «гуляет», предаваясь обыкновенно пьянству». Ни один пир в Москве не кончался без того, чтобы гостей не выносили без чувств; бояре проводили жизнь сидячую, праздную, отличались ленью и спесью. Пьянство, брань, драка служили выражением обыкновенной удали, и русские пословицы до сих пор оправдывают грубую старину: «Не выругавшись, дела не сделаешь; красна брань дракою; за виски да в тиски».

Народ богоносец

Покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. (Иов.12:6)

Грубость нравов «святой» Руси и православного «Третьего Рима» сказывались в пытках, в телесных наказаниях слуг и крепостных крестьян помещиками и господами. Даже вольнонаемных людей наниматель считал вправе побоями принуждать их усерднее работать. Разбои и грабежи были самым обыкновенным делом на «святой» Руси: православные грабили и убивали православных на торгах, на дорогах, в шинках и домах. В то время жизнь человека мало значила: убийства совершались в драке, в пылу гнева или для потехи. Родственники и господа убитого, не ходя в суд, легко мирились с убийцами, взявши головницу, то есть деньги за голову, и законом это было дозволено.

Над Русью всходила новая кровавая заря, и уже не татарского хана, но своего православного царя-батюшки. Иван IV (1530 – 1584), который за свое кровавое пребывание на троне получил имя «Грозный», был и остается одной из самых таинственных и противоречивых личностей русской истории. До конца жизни Иван IV сохранил набожность и любовь к храмам. Он приносил монастырям великие дары и святотатствовал в опустошаемых им городах. Он грабил и жертвовал награбленное другим церквям. Вносил имена убитых в синодики (списки для поминовения) и писал строгие обличения по монастырям. Его война с собственным народом предопределила дальнейшую смуту в государстве и церкви. Иваном Грозным были убиты тысячи невинных людей.

В 17 лет Ивана IV венчал на царство митрополит Макарий в Успенском соборе Кремля. На юного самодержца был возложен крест, венец (шапка) Мономахов и ожерелье. С этого времени русские самодержцы стали называться царями. В 1561 г. патриарх Константинопольский утвердил Ивана в его сане соборной грамотой. У юного царя были духовные наставники, которые прививали ему веру и набожность. Иван IV принимал деятельное и живое участие в Стоглавом соборе. Но царя приучали также и к охоте, любуясь, как он мучил убиваемых животных. Вскоре царь перестал чувствовать потребность в духовном руководстве.

В Александровской слободе (на север от Москвы) Грозный приказал выстроить себе кельи и палаты. Здесь царь одевался со своими опричниками в монашеские ризы и исполнял весь церковный устав перед тем, как в очередной раз отправиться на пытки. Сам царь так усердно клал поклоны, что у него на лбу образовались шишки. Современники говорят, что царь во время пыток людей постоянно дико смеялся, видя мучения своих жертв. Кроме непомерной кровожадности, Грозный был безумно развратным человеком. Опричники похищали для него девиц и замужних женщин, и муж похищенной должен был еще и радоваться, если жену возвращали живой. Однажды, отняв у одного дьяка (государственного служащего) жену и узнав, что тот воспринял это как обвинение, царь приказал повесить изнасилованную над порогом дома пострадавшего. Опричникам вменялось в долг насиловать, предавать смерти земских людей и грабить их дома. Так в Москве Грозный со своими опричниками провел одну из своих обычных массовых казней. В течение двух часов около 200 человек были сварены живьем, распилены пополам, разрублены на части. Детей и жен казненных царь приказал утопить. Когда царь обратился к толпе: «Народ! Скажи, справедлив ли мой приговор?», то все выразили свою поддержку царю: «Дай Бог долго тебе жить, наш батюшка царь!» – кричали со слезами люди. Народ был запуган, народ молчал. Но вместе с ним молчали и его пастыри;

Вскоре царь предпринял военный поход против Новгорода, было убито до 60 тысяч человек. Священников и монахов избивали палками до смерти. Горожан приводили сотнями на площадь, пытали и жгли на кострах. Младенцев топили, привязав их к матерям, а опричники стояли в лодках и добивали тех, кто спасся. Последствия погрома долго сказывались в Новгороде. Истребление хлебных запасов и домашнего скота произвело страшный голод и болезни в городе и его окрестностях; доходило до того, что люди поедали друг друга и вырытых мертвых из могил. Из Новгорода царь отправился в Псков с намерением истребить и этот город. Жители были в оцепенении, исповедовались, причащались, готовились к смерти. Когда утром царь въехал в город, его приятно поразила покорность народа, лежащего ниц на земле. Один из юродивых протянул Грозному кусок сырого мяса. «Я христианин и не ем мяса в пост», - сказал Иван. «Ты хуже делаешь, - сказал ему юродивый, - ты ешь человеческое мясо». Это так подействовало на царя, что он никого не казнил. Иван Грозный боялся юродивых. Так он сам лично нес гроб умершего московского юродивого Василия, которого похоронили в Покровском соборе; поэтому собор имеет и второе название – собор Василия Блаженного.

Предвидя возможную кончину, Иван Грозный приказал доставить во дворец множество колдуний и гадалок. Все они предсказали царю окончание жизни, и даже день смерти – 18 марта. Но предсказания эти оказались неточными; в полдень 17 марта царь сходил в баню, приказал подать шахматы, и вдруг упал. Прибывший митрополит наскоро совершил обряд пострижения, нарекая Ивана Ионою. Но Иван Грозный был уже бездыханен.

В истории Московского государства наступают страшные годы, которые явились расплатой за годы царствования Ивана Грозного. Этот период истории получил название Смутного времени. С весны 1601 г. все лето без перерыва шли дожди, так что нельзя было ни сеять, ни жать, ни косить, а с конца июля, когда хлеб стоял еще зеленый, как трава, ударили морозы. Следующий год был снова неурожайным, и вот тогда-то, в зиму 1602-1603 годов, и разразился страшный голод по всей стране. «Настал такой голод, - рассказывает один иноземец, живший тогда в Москве, - что самый Иерусалим не испытал подобного бедствия, когда по сказанию Иосифа Флавия, евреи должны были есть кошек, мышей, крыс, подошвы, голубиный помет, а одна благородная женщина, терзаемая нестерпимым голодом, умертвила собственного ребенка, изрубила его на части, сварила и съела. Свидетельствуюсь истиною и Богом, что в Москве я видел собственными глазами людей, которые валялись на улицах, летом щипали траву, а зимой ели сено; у мертвых находили во рту навоз и человеческий кал. Везде отцы и матери душили, резали и варили своих детей, дети – родителей, хозяева – гостей; мясо человеческое, мелко изрубленное, продавалось на рынках за говяжье в пирогах; путешественники страшились останавливаться на постоялых дворах». На всех дорогах лежали люди, умершие с голода, их трупы были пожираемы волками, лисицами и собаками. По словам современников, люди, имевшие хлеб, как бы заражаясь всеобщим ощущением голода, ели более обыкновенного, ели беспрестанно и не могли насытиться.

За время голода только в Москве умерло до полумиллиона человек, так что в городе трудно было дышать от смрада гниющих трупов. Сколько же умерло во всем государстве?

Как же помогала церковь в этой беде? Чтобы не сбивать цены на хлеб, крупные землевладельцы, а с ними заодно – монастыри, епископы и архимандриты удерживали у себя хлеб. Даже сам патриарх Иов, имея обильные запасы хлеба, говорил, что не хочет еще продавать, ожидая большего повышения цен. Амбары ломились от хлеба, гнили необмолоченные скирды, а они все не хотели продавать, ожидая все большего и большего повышения цен. При этом иерархи прилежно исполняли требы: служили молебны, панихиды; молились о Божьей милости.

 

По этой же теме:

Метки отображают тему полнее:


Рассуждение твоё да будет с разумными,

и всякая беседа твоя — в законе Вышнего.

(Сирах.10:20)



Прежде, нежели начнёшь говорить, обдумывай.

(Сирах.19:19)


Добавить комментарий


Вверх

© 2012 - 2020 За станом...
"Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание; ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего"
(Евр.13:13,14)