Это – НЕ христианство! (Ч.21)

  • Просмотров: 404

Проклятые надежды козлобратства. Мелкая гадина лезет во власть. Революция. Атеизм.

Уходил в историю XIX век. Русский философ и богослов В. Соловьев отправил императору Николаю II (1894-1917 гг. правл.) письмо, в котором писал: «Может ли такой вид христианства как православие утвердиться насилием, владеть через принуждение совестью людей? Христос сказал: «Я есмь дверь». Позволительно ли силою толкать в эту Дверь одних и силою же не выпускать из нее других?… Зачем же тут принуждение,…?… Такое положение для самой господствующей церкви прямо пагубно. Оружие Церкви есть слово, но можно ли достойно обличать словом тех, кому уже зажали рот силой? Можно ли честно бороться с противниками, у которых крепко связаны руки? Христос в Евангелии говорил Своим ученика: «Вас будут гнать во имя Мое», но ни разу не сказал: вы будете гнать других во имя Мое.… Внемлите и Вы, благочестивейший Государь, слову Христову и властно повторите его слугам Вашим, чтобы они не оскорбляли Божьей истины недостойными способами ее защиты и распространения». Но император слушался только обер-прокурора Св. Синода.

Когда император Николай II вступал на престол, к нему на прием пришла земская депутация просить свободы и права для русского народа. В назначенный час депутаты взволнованно ожидали ответ царя. Дверь открылась, и царь вышел в залу, держа в руках фуражку, на дне которой лежал лист бумаги с написанной Победоносцевым речью – это был отказ на народную просьбу. По всему Петербургу, а затем по всей России разнеслась весть о том, как русский царь принял своих подданных, подносивших ему хлеб и соль, и как он, точно ученик, вычитывал по бумажке то, что ему подсказано злым духом царских палат – Победоносцевым. России было сказано откровенно, что ее надежды на царя – только мечта, и притом мечта бессмысленная. Многие, вспоминая библейское сказание о Ровоаме, говорили: «Нет нам чести в доме Романовых».

Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа. Он будет как вереск в пустыне и не увидит, когда придет доброе, и поселится в местах знойных в степи, на земле бесплодной, необитаемой. Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование - Господь. Ибо он будет как дерево, посаженное при водах и пускающее корни свои у потока; не знает оно, когда приходит зной; лист его зелен, и во время засухи оно не боится и не перестает приносить плод. (Иер.17:5-8)

В стране назревала революция и 9 января 1905 г. толпы народа пошли к своему православному царю-батюшке искать «правды». Но с разных окраин города казаки с шашками налетели на толпу, начали стрелять солдаты, люди в страхе разбегались и падали, а пули догоняли бегущих. Кровавое воскресенье положило начало Первой русской революции XX века. Рабочие столицы взялись за оружие, крестьяне поднялись на помещиков, интеллигенция объединялась в союзы. Вся Россия собралась на борьбу против самовластия царя и его слуг-чиновников; народ настойчиво требовал свободы. Перепуганное правительство опубликовало Манифест, который стал первой русской конституцией.

Из Википедии:

В условиях нарастующей «смуты» (революции 1905—1907 годов) Николай II подписал Указ "Об укреплении начал веротерпимости", на несколько лет остановивший широкомасштабные государственные преследования «сектантов» и давший им возможность частично легализоваться. Нужно отметить, что несмотря на гонения российские протестанты быстро наращивали свою численность и укреплялись организационно. Известный советско-российский религиовед Л. Н. Митрохин, характеризуя евангельское движение того времени, писал: «постоянно растущая церковь, оказавшаяся в самой гуще социальных конфликтов испытывала желание (кстати сказать, канонически вовсе необязательное) попробовать свои силы на политическом поприще».

Между тем, спустя ровно полгода после подписания Указа «Об укреплении начал веротерпимости», 17 октября 1905 года Николай II издал Манифест об усовершенствовании государственного порядка, который провозглашал и предоставлял населению империи гражданские права и свободы, такие как: свобода совести, свобода слова, свобода собраний и свобода союзов. Именно в этот момент евангельские лидеры объявили о создании своей партии Союз свободы, истины и мира – первая христианская евангельская политическая партия в России. Создана лидерами меннонитов, баптистов и евангельских христиан. «Суть стоящей перед ними проблемы очевидна: найти политически перспективный и вероучительно убедительный компромисс между необходимостью демонстрировать свою поддержку монархическому строю и верностью идеалу свободы и веротерпимости, как он закрепился в баптистской традиции», — отметил Митрохин.

Инициативная группа по созданию партии собралась в Севастополе. В нее вошли: один из лидеров меннонитов Пётр Мартынович Фризен, один из лидеров баптистов Николай Васильевич Одинцов, лидер евангельских христиан Иван Степанович Проханов. По мнению Митрохина, основным лейтмотивом «Политической платформы» была защита концепции конституционной монархии. Но в феврале 1917 года, после свержения монархии, другой видный баптист, председатель Союза русских баптистов Дей Иванович Мазаев от имени баптистов направил председателю Госдумы телеграмму следующего содержания: «Радостно приветствуя падение старого пагубного для России правительства и совершившийся факт обновления дорогой родины с упованием возношу молитвы о укреплении под вашим руководством начал полной свободы столь долго бывшего порабощенным русского народа и прошу освободить моих сосланных братьев и открыть закрытые молитвенные дома». Впоследствии лидеры евангельских деноминаций неоднократно выступали с верноподданическими заявлениеми и в адрес советских руководителей.

Что касается партстроительства, то до падения Советской власти, российские баптисты и меннониты больше подобных попыток не предпринимали. В свою очередь, лидер евангельских христиан И. С. Проханов в 1917 году создал христианско-демократическую партию «Воскресение», однако и она просуществовала недолго.

Из Википедии:

Партия «Воскресение» создавалась в марте 1917 года — сразу вслед за Февральской революцией и падением российской монархии. К этому времени российские баптисты, евангельские христиане и меннониты уже имели опыт создания в 1905 году собственной политической партии «Союз свободы, истины и мира» не просуществовавшей и года. После падения монархии лидеры евангельского движения выступили в поддержку Временного правительства. В результате, как писал религиовед Л. Н. Митрохин, в советской религиоведческой литературе можно было встретить утверждения о том, что евангельские верующие отказались от поддержки самодержавия, ввиду его обречённости. На самом деле ситуация была прямо противоположной: «баптистские лидеры получили возможность отказаться от вынужденных заявлений в пользу самодержавия».

На этот раз баптисты отказались от партийного строительства, однако выразили свои политические взгляды. В частности, М. Д. Тимошенко и П. В. Павлов (сын председателя Союза русских баптистов В. Г. Павлова) выступили с разъяснениями по этому вопросу, после чего П. В. Павлов опубликовал статью «Политические требования баптистов» в журнале «Слово Истины». «Баптисты стремятся к социализму, но не захватному, построенному на объявлении чужой собственности своей, но учат тому, что нужно достигнуть такого нравственного совершенства, чтобы ничего земного не считать своим в смысле готовности разделить все со своим ближним», — говорилось в этой статье. А в одном из следующих номеров «Слова Истины» читателям был задан вопрос: "могут ли верующие состоять членами партий социалистов-революционеров, социал-демократов и др. политических организаций и не противоречит ли все это духу и учению Слова Божия? В следующих номерах публиковались ответы верующих, причем мнения были совершенно разные: от возможности членства в социалистических париях до полного отказа от какой-либо политической деятельности.

Лидер евангельских христиан И. С. Проханов чувствовал себя свободней баптистов и решил, как в 1905 году, вновь попробовать себя в партстроительстве. Решение о создании партии «Воскресение» было принято в Петрограде 17 марта 1917 года (ещё до выступлений баптистов с политическими заявлениями) в кругу Проханова и его единомышленников (22 человека). Тогда же была разработана партийная программа и избран Центральный комитет в составе предедателя (И. С. Проханова), его товарищей, казначея, двух секретарей и пяти членов.

Программа партии была опубликована в газете «Утренняя звезда» (№ 1 1917 год). Она предусматривала для крестьян «проведение принципа трудового надела, отчуждение в пользу народа удельных, монастырских и майоратных земель». Рабочим предоставлялась «свобода стачек», а также «упрочение 8-часового рабочего дня». Стремящимся к эмансипации россиянкам сулили «равноправие женщин», молодежи — требование «всеобщего обучения». В программе декларировалось стремление «к прочному международному миру» после победы Антанты и «объединению всех государств в один „Всемирный союз государств“ с надлежащими органами для регулирования всемирной жизни». В разделе, посвященном Русской православной церкви предлагался курс на «демократизацию церкви», обеспечения свободы совести, веротерпимости и свободы слова. Речь шла о ликвидации принципа «государственной церкви», однако речь об этом шла в спокойных тонах, с акцентом на «примирительные» методы, а не жёсткое правовое регулирование.

Как отмечает Л. Н. Митрохин, «это была отчётливо ориентированная на Запад и буржуазное реформаторство программа, но без элементов шоковой терапии и забвения „державно-патриотических“ установок и интересов. Она определённо свидетельствует о несомненной одарённости И. С. Проханова, которому удалось выдвинуть платформу, максимально привлекательную для различных слоёв и сил».

Вопрос о партии обсуждался на 4-м съезде евангельских христиан, проходившем в Петрограде 17-25 мая 1917 года. На съезд собралось более 100 делегатов, также были гости — представители Союза русских баптистов. Председателем съезда был избран Проханов.

После обсуждения вопроса, была принята резолюция: «Съезд находит нежелательным, чтобы общины были увлечены политикой, но с другой стороны Съезд приветствует образование христиано-демократической партии, как частное начинание некоторых членов Союза, поставившее своей целью всемирное устройство государственной жизни народов, в соответствии с высочайшими христианскими идеалами. Участие в партии есть личное дело совести каждого и исполнения государственного долга».

В дальнейшем партийцы занимались религиозно-правозащитной деятельностью и распространением идей демократизации государства и церкви. Проханов от участия в политике не отказался.

Так, 14 августа 1917 года Проханов был приглашён на Государственное совещание в Москве. Выступая перед его делегатами он сказал: «До дней революции у нас в России было два освободительных движения: одно — чисто политическое, а другое — чисто религиозное. Политическое движение завершилось революцией, а религиозное народное движение имеет своей целью достичь реформации, не в смысле приставления новой заплаты к ветхой одежде, а в смысле духовного возрождения народа и коренного преобразования церкви на началах Евангелия и по образцу церкви первых веков».

Спустя пятнадцать лет Проханов написал автобиографическую книгу «В котле России», где никак не упоминал историю с созданием партии. Более того, он дистанцировался от политики (упомянув, правда об участии в Государственном совещании Временного правительства и выборах Государственной думы):

«Хотя я был свидетелем развития революции и ее экстраординарных политических событий, мое сознание было наполнено не политикой, а исключительно нашими религиозными вопросами. Вместе с моими соратниками мы провозгласили на одной из конференций лозунг: „Нет политике, да — Евангелию.“

Мы считали, что Евангелие было лучшим лекарством для всякого рода духовных болезней. Наш долг заключался в том, чтобы избавить большевиков и меньшевиков, мужчин и женщин от всех политических цепей с помощью веры в Иисуса Христа.

В соответствии с Евангельскими принципами евангельские христиане от всего сердца приветствовали всякую справедливость, содействующую свободе и благу всех людей. Но мы не могли принимать участие ни в какой политической партии, потому что их методы, основанные на ненависти и преследованиях противоречили христианским методам, базирующимся на любви и сострадании. Мы сделали наш главный выбор и были верны ему всегда».

Проханов Иван Степанович (1869-1933) родился в молоканской семье на Кавказе. С самого детства мальчик терпел насмешки и обиды от сверстников за свою молоканскую веру. Юношей Проханов стал посещать кружок философов – пессимистов. Его сердце чаще и чаще стало наполняться тоской. Он взывал к Богу, но неведомая сила уводила его от жизни – юноша стал печальным и разочарованным, с постоянной мыслью, что жизнь не имеет благоразумной цели. Однажды вечером он пришел домой от друзей – пессимистов в страшной депрессии и решил покончить с жизнью, но вместо ружья на обычном месте Проханов увидел маленький листочек бумаги, на котором было написано: «Ты любишь Иисуса Христа?» Заданный вопрос пронзил его душу, он взял Новый Завет и начал читать такой знакомый для него стих: «Я есмь путь, и жизнь». Это был день его обращения, его нового рождения во Христе.

Проханов познакомился с последователями учения русского писателя графа Л.Н. Толстого. «Толстовцы» проповедовали высокие нравственные принципы Нового Завета, но веру в Иисуса Христа Спасителя и Господа нашего они отвергали. Они отвергали необходимость молитвы, стремясь достигнуть этического совершенства своими силами. Религиозные убеждения «толстовцев» были очень слабыми и часто менялись при различных жизненных изменениях. Сам Л.Н. Толстой перед своей кончиной пожелал исповедоваться в своем неверии старцу одного монастыря. Монастырское начальство послало запрос на разрешение в С-Петербург (граф Толстой был официально отлучен от православной церкви). Пока решался этот вопрос, дочь Льва Николаевича, приехала в монастырь и забрала его, не дав дождаться официального разрешения на исповедь. По дороге домой Л.Н. Толстой скончался.

В 1901 г. Иван Степанович женился и переехал с женой в С-Петербург. Здесь он задумал издать сборник духовных песен под названием «Гусли» (нынешние христиане поют многие гимны этого сборника). Проханов собрал все известные гимны, которые исполнялись в евангельских общинах, а также те, что написал сам или перевел с других языков. Религиозные свободы открыли путь для объединения евангельских общин в один союз. В 1906 г. в доме княгини Ливен состоялась конференция по вопросу объединения. Над общей программой работали делегации евангельских христиан, баптистов и новых молокан. Достигнуть единства не удалось, так как конференция получилась не совместная, а чисто баптистская, поскольку выступал на ней только Мазаев – лидер баптистов. Присутствующие шведские христиане о духе конференции выразились так: «Сразу чувствовалось, что вы в России, где на всех и на всем лежит печать деспотизма. Тот, кто считает здесь себя вправе «вязать и решать», нисколько не интересуется тем, что чувствуют и думают остальные». Поэтому остались два независимых союза. Российский союз баптистов с печатным издание «Баптист»; руководителем баптистов стал Дей Иванович Мазаев. И Союз евангельских христиан с журналом «Христианин»; руководителем евангельских христиан стал И.С. Проханов.

Евангелическое движение с образованием союзов сразу же расширилось. Были организованы поездки опытных братьев в евангельские общины Сибири и Дальнего Востока. Эти общины родились в изоляции и жили несовершенной духовной жизнью. После некоторых разъяснений и молитв они приняли Евангельскую основу вероучения. Расширилась работа миссионеров. Церкви без миссии обычно умирают.

Рост и развитие евангельских церквей не могли не вызвать тревогу Русской православной церкви. Начало Первой мировой войны недруги использовали для новых преследований. Руководство официальной церкви стало писать в газетах, что евангельские христиане, имеющие веру, которая отличается от православной, ненадежные люди и представляют политическую опасность. Таким образом, гнусной ложью новые гонения были оправданы в глазах многих православных людей, которые не знали подлинной истины.

Священники православной церкви снова встали на путь сотрудничества с тайной полицией для принятия мер, которыми они пытались разрушить евангелическое движение. Чтобы расправиться со всяким иноверием было создание черносотенских организаций под сенью Русской православной церкви. Когда обострилась революционная ситуация, господствующая церковь решила усилить борьбу с ненавистными сектантами, потому что в междоусобной сваре вполне можно было выдавать инославных христиан заединщиками с безбожными революционерами. В настоящее время нет никаких данных о подобной совместной революционной борьбе, ибо таковой просто не было. Евангельским христианам и в голову не приходило, чтобы идти и убивать на баррикадах или из подворотни. Однако черносотенная вакханалия разыгрывается вовсю.

По многим российским городам прошли погромы. Громили, поджигали и грабили дома, убитых евреев были сотни. Полиция не только не ограждала порядок, а наоборот поддерживала погромщиков. В благословении погромов и участии в них история отмечает известных иерархов православной церкви: митрополита Петербургского Антония, игумена Новгородского Арсения, миссионера Скворцова В., святого Иоанна Кронштадского. Среди почетных членов СРН был митрополит Московский Владимир. Митрополит Петербургский представлял черносотенцев Николаю II и лично преподнес императору икону покровителя «черной рати» Георгия Победоносца.

В известном письме В. Соловьева императору Николаю II проводилась историческая параллель – предостережение: «Во Франции Людовик XIV, отменив закон о веротерпимости, систематическими преследованиями принудил гугенотов к выселению. Цель была достигнута, вероисповедное единство восстановлено вполне. Но скоро Французская революция показала, как пригодились бы нравственные и умеренные протестанты против неистовых якобинцев. Изгнали «еретиков» и воспитали безбожников; изгнали заблуждающихся верноподданных и получили цареубийц. Не гугеноты, а сыны добрых католиков, избавленные от всякой еретической заразы, разрушили во Франции монархию и подкопали церковь». Эти слова в полной мере можно назвать пророческими.

Все дела в России пришли в ужасное состояние. Народ терял терпение и начинал волноваться. 25 февраля 1917 года, в воскресный день, на улицах Петрограда снова стреляли, мостовая обагрилась кровью безоружных. Улицы опустели. Народ и армия отвернулись от кровавого царя. Закончилось царство дома Романовых. При общем ликовании Россия низложила последнего представителя этого дома, которого через 83 года (ибо за давностью лет многое забывается) причислили к «лику святых». Прежней России предстояло стать до неузнаваемости «новой», в которой государственной религией стал атеизм.

* * *

С царством Романовых закончилась история Русской государственной церкви. В лоне государственной церкви причудливо переплелись «пшеница и плевелы». Что же, когда придет Господь всех, Он отделит одно от другого. Не сосчитать русских христиан, понимавших евангельскую истину; они соблюдали заповеди Божии, искренне молились, творили добрые дела, потому что в их сердце был истинный свет Христовой любви. Они не подняли руки на человека, кто бы он ни был, не пролили невинной крови. Но других в государственной церкви все же было больше. Эти люди непреклонно стояли за… Да, они многое бы сказали в свое оправдание, но пусть они скажут об этом Господу в день суда (если скажут). Дух Христов и религиозный дух не одно и тоже.

Иерархи государственной церкви при коммунистах почувствовали, что значит быть гонимыми за веру. Почувствовали, но поняли ли? Ибо в наши дни вряд ли найдется с десяток православных пастырей, которые согласятся поговорить о вере, помолившись, благословить баптиста, адвентиста, пятидесятника. А способен ли на подобное пастырь евангельской общины? Религиозный дух еще во многих сердцах русских людей, и он не покинул среду российского христианства.

 

По этой же теме:

Метки отображают тему полнее:


Рассуждение твоё да будет с разумными,

и всякая беседа твоя — в законе Вышнего.

(Сирах.10:20)



Прежде, нежели начнёшь говорить, обдумывай.

(Сирах.19:19)


Добавить комментарий


Вверх

© 2012 - 2020 За станом...
"Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание; ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего"
(Евр.13:13,14)